Владимир Буракшаев (transphoto2007) wrote in ru_railway,
Владимир Буракшаев
transphoto2007
ru_railway

Category:

Узкоколейка в уральских лесах

Владимир Буракшаев (с),
фото автора.



Алапаевская узкоколейная железная дорога - детище Алапаевского металлургического завода - является сегодня самой протяженной в России и входит в число наиболее длинных узкоколеек мира. Ее общая длина на сегодняшний день составляет 270 километров. Но это не предел: в 70-х годах ХХ века она достигала пол-тысячи километров и даже больше. Дорогу можно рассматривать и как историко-техническое наследие. Алапаевцы даже гордятся этим, и не спроста.

Ее первый участок Алапаевск - Мугай был открыт в 1898 году. Тогда дорога связывала деревни и расположенные в них углевыжигательные производства с алапаевскими и ныне снесенным верхне-синячихинским заводами. Строилась силами крестьян, многие из которых гибли от болезней и тяжелых работ. До революции была готова большая часть нынешней главной линии (1912-13 гг.): к станциям Ельничной, Строкинке, Чернышовке. А в середине прошлого столетия она пришла в Санкино и Калач. На линии было несколько паровозных депо. Существовало пассажирское и грузовое движение, ездили съемные дрезины, в отдаленные лесные деревни курсировал вагон-храм. Так как владельцами уральских заводов до революции 1917 года, в основном, были французы, на дороге первоначально работали паровозы иностранного производства, в том числе типа "Маллет".
Наибольшего расцвета узкоколейка достигла в 70-е годы прошлого столетия, но тогда же начался и разбор некоторых участков на ней.

Несмотря на огромную, по "узкоколейным" меркам, протяженность, принципы управления, хорошую оснащенность, а также строгим порядкам, характерным для линий МПС-РЖД, дорога всегда имела ведомственную принадлежность. В разные годы она относилась к Управлению Алапаевского металлургического завода, тресту "Алапаевсклес", наконц - самому району. Современная аббревиатура "МУП УЖД АР" расшифровывается: Муниципальное унитарное предприятие "Узкоколейная железная дорога Алапаевского района".


160 километров отделяют райцентр Алапаевск от Екатеринбурга. Между ними курсирует электричка, но местные жители предпочитают автобусы и маршрутки, экономя время в пути. И если добраться до Алапаевска и Синячихи сегодня просто, то попасть в Ельничную, Муратково, Санкино, Гаранинку, Березовку и еще ряд деревень можно только узкоколейным поездом, проделав многочасовой путь. Правда, в Санкино есть теперь автодорога, но машины имеются не у всех.

Поезд, по-расписанию, отправляется в 19-50. Пассажиры собираются на вокзале уже за час. Хотя вокзал - слишком громкое слово для небольшого павильона с залом ожидания и одинокой платформой. А раньше узкоколейка имела настоящий вокзал. И хотя не было никакой связи с вокзалом железной дороги основной колеи, к центру города он находился ближе. В свое время в нем была парикмахерская и даже читальный зал! В погоне за выгодой и экономией денег, к началу 2000 года вокзал продали, а путь к нему пришлось разобрать. Взамен для пассажиров приспособили павильончик возле депо.

Открывается касса. У окошка появляется очередь. Как и сто лет назад, узкоколейка остается главной транспортной артерией для проживающих здесь людей. Цены "не кусаются" - билет до Санкино в плацкарте стоит 106 рублей. за 113 километров и 5 часов времени езды. В "сидячке" дешевле. В набитой дачниками подмосковной электричке за это взяли бы рублей 150, без гарантии свободного места. Пассажирам выдаются легендарные "картонки", огромным тиражом напечатанные в советское время. Их, похоже, хватит еще надолго. Номер места и вагона (да-да, не удивляйтесь, вагоны и места здесь пронумерованы) кассир вписывает шариковой ручкой при продаже билета.

Подходит поезд. Проводники внимательно проверяют билеты. Плацкарт, разумеется, без белья. Но тем не менее вагон впечатляет. Обычный ПВ-51, вдоль стен которого работники депо установили перегородки и полки. Нету привычных столиков и кипятка. Туалет без умывальника, да и вообще без воды. А вцелом - ощущения как в обычном плацкартном на боковушках, лишь сильнее болтает. На верхних полках заметно это особенно.

Из Алапаевска отправляется 5 вагонов: 2 плацкартных и 3 жестких с обычными сиденьями. Когда-то (при Союзе) были вагоны с мягкими креслами, как в междугородных автобусах - тоже ПВ-51, переоборудованные в депо. Теперь таких нет. Зато есть мягкий салон-вагон с диванами, зеркалом и полноценным санузлом внутри а также вагон-храм. Оба сделаны из обычных вагонов. Первый ставится по заявкам не столь частых на дороге туристов и еще используется для служебных поездок руководства. Второй курсирует примерно раз в неделю до какой-либо станции, давая возможность местным жителям совершать религиозные обряды. Ибо нигде, кроме Синячихи, церквей по-близости нет.
По пути следования вагоны отцепляют: на Ельничной - до Гаранинки, в Чернышовке - до Березовки. А чтобы попасть в конечный пункт узкоколейки - Калач, приходится пересаживаться в единственный вагон (согласованный с пассажирским поездом), который ходит два раза в неделю, отправляясь из Санкино глубокой ночью. Из Алапаевска тоже движение больше не ежедневно, а лишь 4 раза в неделю. Столь неудобное, на первый взгляд, время выбрано исключительно в интересах жителей деревень - чтобы люди в районный центр приезжали в начале дня, и завершив дела вечером, возвращались обратно.

Редкое движение поезда компенсируют дрезины - "пионерки", имеющиеся у жителей Ельничной, Чернышовки, Мураткова и других удаленных сел. На них ездят в деревни, на рыбалку, за ягодами и по-грибы. Большую роль здесь играет натуральное хозяйство. Уже на обратном пути, кое-что поведал нам машинист.
Работы в лесных селах сейчас практически нет. Многие уезжают - у кого есть возможность, но не все. Есть люди, просто не желающие покидать своих мест. В основном это пенсионеры. Они получают хоть небольшую пенсию. А молодежи мало. Но тоже есть. Многие работают в Алапаевске, Синячихе и приезжают на выходные к родным. Поэтому в ночь на понедельник и после праздников поезд из Санкино никогда не идет пустой. Люди любят свой край и ценят узкоколейку - важную артерию, несущую сюда жизнь. Это отражается даже во внешнем облике маленького состава. Не случайно в год столетия дороги вагоны приобрели нарядный разноцветный вид. На каждом надписи: "Алапаевские просторы", "Человек славен трудом", "Русь святая, храни веру православную", "Пользуйтесь услугами железнодорожного транспорта", "Берегите лес". Так и ходит миниатюрный поезд с тех пор. Периодически вагоны подкрашивают, надписи подновляют.

Конечно, негатива хватает: есть пьянство; есть люди не желающие работать; и браконьерство есть. Браконьеров ловят, штрафуют, отбирают ружья. Но эффект небольшой, ведь работы катастрофически мало, а то и попросту нет. Выживают как могут: кто рыбу глушит, кто собирает на продажу ягоды и грибы. Не секрет - есть депрессивные села, где жить совсем тяжело. Гаранинка и Березовка например. Они, как и некоторые другие, в свое время были признаны неперспективными а их жителей предполагалось расселить по другим деревням. Но не нашлось у района денег, нету их и сейчас. Стало исчезать электричество, но там все равно живут.

Когда поезд приходит в Санкино, его встречают люди всех возрастов. Кто-то поедет, к кому-то приезжает родня, но большинство на станцию приходит заполночь из любопытства - посмотреть кто приехал, пообщаться друг с другом, узнать новости, поделиться чем-то своим. Встретиь поезд - это как ритуал, так как больше в селе других развлечений нет.
Стоянка длится недолго. Уезжает вагон на Калач (когда он есть), тепловоз переходит в хвост и отправляется в Алапаевск. Десять минут на все. Попутно забирает вагоны из Березовки и Гаранинки, всвязи с чем в Муратково и Ельничной стоит аж по 5 минут.
Кстати, только на этой дороге я видел чтобы у всех вагонов соединяли тормозные рукава. А встречать и провожать поезд на станциях выходила дежурная с флажком. Иногда на дороге к Алапаевску попадаются нерабочие светофоры (семафоры не остались нигде) а на самой крупной станции - Красной - действуют автоматические стрелки и диспетчерский пост. Движение осуществляется по-записки, но раньше была электрожезловая и полуавтоблокировка. Скоростемерных лент на локомотивах нет.

На обратном пути, в виде исключения, нас провезли в кабине. На стене висит схема дороги, когда-то старательно нарисованная одним из работников депо. Многих участков в настоящее время нет. В 1970-х разобраны Сусан - Ясашная и Алапаевск - Зыряновка. В 1990-х прекратилось движение в Сусан. Снимались и продавались рельсы. К началу нового тысячелетия закрыли ветку Красная - Озеро с веткой на Асбест и Полуденка (Зенковка) - Ясашная. Тогда же выселили Чернышовку; закрыли, превратив в остановочные пункты ряд станций.

Машинист вспоминал, какое движение было до Перестройки: возили асбест, но основным грузом, конечно, был лес. На каждом разьезде ждал поезд, на каждом станции - скрещение с грузовым. Не хватало разъездов. Теперь же за всю поездку нам встретился единственный грузовой: прибывший на Угольную порожний лесовозный сцеп. Какой-то частник по-прежнему рубит лес, прибегая к услугам узкоколейки. Запасы леса истощаются.

Основное депо расположено в Алапаевске, но есть также на Ельничной, в Муратково и Калаче. Паровозы наш машинист не помнит, их эпоха закончилась в 1970 году. Но хорошо помнит поступавшие в 60-х тепловозы ТУ2. Правда, работали они не так долго, перевели на другие дороги с началом 80-х годов. С тех пор основной тяговой единицей стал ТУ4 в грузовом, и ТУ7 в пассажирском движении. Обслуживаются в 2 лица. Последние сохранившиеся ТУ2 стали памятником и снегоочистителем (несамоходным) в алапаевском узкоколейном депо. Еще имеется дрезина ПД1, также для служебных поездок. Сохранена последняя гидроколонка. Крытые товарные вагоны, почтовый и багажный вагон, снегоочистители и другая путейская техника. Зарплата машиниста тепловоза достигала бы 20 тысяч, если бы хватало часов. Но все равно узкоколейка дает людям стабильный заработок, за нее держатся. Практически весь штат дороги с профильным железнодорожным образованием.

Весь путь идет по тонкой лесной просеке. С обоих сторон стеною стоит тайга. Иной раз прямо из тепловоза наблюдаешь удирающее зверье. Лишь к Синячихе лес расступается и проплывают за окнами заводские заборы и металлобаза, на несколько километров протянулся Верхне-Синячихинский пруд.

К 9 утра поезд возвращается в свое родное депо. И, как ни странно, его уже ждут таксисты! А минут через десять над опустевшей платформой опять надолго воцаряется тишина. Но подходит время, и вновь пестрые, нарядные вагоны бегут сквозь тайгу, неся встречи, надежды, радость в этот Богом забытый край.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments