smugastyj (smugastyj) wrote in ru_railway,
smugastyj
smugastyj
ru_railway

Category:

Тупиковая «пешеходка» в Низы

Я уже писал о том, как мы с коллегами-энтузиастами мужественно преодолели пешком 56 километров от Канева до Золотоноши. Такой формат «поездок-походушек» пришёлся нам по нраву, и спустя месяц Владислав vlad_volya предложил пройтись ещё по какой-то железнодорожной ветке. В качестве «полигона» было выбрано 10-километровое ответвление в Сумской области от станции им. Василия Несвита до станции Низы. Туда достаточно удобно было добираться что из Киева, что из Харькова, а как бонус появилась возможность проехаться по другой тупиковой железной дороге Боромля – Лебединская.


В Лебедин я уже съездил осенью 2010 года, а вот в Низах побывать не смог. Упор, поэтому, я решил сделать именно на Низах, а в Лебедин не приезжать (в таком случае мне пришлось бы стартовать ночью).

А так я бодренько проснулся утром, посмотрел в окно на безоблачное небо. Наспех собравшись, я поспешил на вокзал. Гостеприимно распахнув двери, моя электричка ждала своих пассажиров.

Но, прежде чем пойти на посадку, я заскочил в пригородную кассу. Попросил билетик до станции имени Василия Несвита. Кассир напряглась: она не слышала о такой. Я сказал ей старое название, которое было до переименования – Гребенниковка. Но и его она не смогла найти в своём переносном кассовом аппарате. Совсем молодая была, неопытная. Впрочем, незнание станций на сумской дирекции харьковским кассирам можно простить. Чтоб не терять времени, я купил билет до следующей станции – Сыроватки, – его она выбила без проблем.

Это ноябрьское утро радовало своей свежестью и раскосыми, пока ещё тёплыми, лучами солнца. Погодка стояла как под заказ, специально для нашей поездки. Электричка Харьков – Люботин, наполненная не столько пассажирами, сколько ярким светом, следовала по своему маршруту.

Она катились тихо, не дёргаясь, с той лёгкостью, которая не свойственна 55-летним электропоездам. «Тётушка» ЭР2 словно помолодела в это утро – как следует отдохнула, наверное, ночью в депо.







Строго по графику «баба-ягодка опять» прибыла на конечную.



Оставшиеся до пересадки 40 минут мне надо было как-то «утилизировать». В этот утренний час центром деловой и культурной жизни Люботина стал базар. Народ стекался туда отовсюду, среди прилавков было не протолкнуться. Но я всё же рискнул. Было интересно, чем живёт, дышит и питается 20-тысячный город. Я словно вернулся назад в 90-е. Прям с земли там продавали овощи и фрукты, гусей и цыплят. В шумной суматохе народ торговал салом, мясом, рыбой, молоком и творогом... Было желание сфотографировать этих людей, но побоялся их агрессивной реакции. На рынке пахло так аппетитно, что я хотел и себе что-то купить, тем более с утра не успел позавтракать. Но сдержался – для нарезки сала у меня не было ножа, а для поедания творога отсутствовала ложка.

Выглянув на станцию, я заметил, что на посадку уже подали мой дизель-поезд, и, войдя в самый пустой вагон, я сразу набросился на взятые с дому бутербродики.

За несколько минут до отправления поезд быстро наполнился людьми. Многие волочили тележки и большие сумки. Застилая замызганные сидения ковриками, они занимали места, доставали стаканы и бутылки. Одни подсчитывали выручку, другие обменивались информацией, у кого сколько товара осталось. Стало ясно: здесь почти каждый ехал с базара. Кое-кто ещё ходил по вагонам и торговал оставшимися продуктами (но безуспешно, похоже). Я лишь немного увеличил им выручку, приобрёл халву в шоколаде с запоминающимся названием «Ё-моё». Сидевшие через проход от меня пожилые торговцы, которые усерднее остальных налегали на водку, особенно удивили: оказалось, они регулярно приезжают на рынок из Кириковки – а это соседняя область!

Хотя вагон не отапливался, мне было тепло и так: солнце ещё не окончательно погрузилось в зимнюю спячку. И пока дизель флегматично следовал в Сумы, минуя по пути уйму кривых, подъёмов и спусков, я открыл к конце вагона маленькое окошко, чтоб поснимать виды.









Нетрудно догадаться, чем это закончилось. Хотя температура в вагоне, я уверен, не изменилась, открытая в ноябре форточка – дичайший моветон. Но и до того момента, как меня оттуда прогнали, я успел кое-что нащёлкать. Совет мужика, оттолкнувшего меня от форточки, мне понравился: «Если хочешь фотографировать – залезь на крышу!»

К полудню дизель уже преодолел большую часть пути. Слева к нашей магистрали примкнула железная дорога из Лебедина. Мы прибыли на станцию Боромля. Там я заметил одновагонный пригородный, который только что прибыл с тупиковой ветки.

Я внимательно смотрел в окно, стараясь разглядеть соратников. Именно тут они должны были подсесть в дизель, пересаживаясь с одновагонного поезда. Но знакомых лиц я не заметил. Минуту спустя в моей телефонной трубке раздался женский голос: «Мы в первом вагоне, приходи!». И я поспешил к остальным.

Почти у самого моторного отсека я обнаружил инициатора поездки – Владислава. Напротив него собственной персоной сидела Ксения, обладательница псевдонима Sdohnie. Она была чуть грустная, уставшая после ночного переезда из Днепра. Контрастировала с ней сияющая Виктория – женщина уже немолодая, но не растерявшая искренность улыбки. Там же пребывал Григорий, президент сумского туристического клуба. Он сумел выкроить время и почтить нас личным присутствием. Ненадолго, правда – в Низы он не собирался, а после Лебедина ехал сразу в Сумы. Получалось, один только я «прогулял» первую часть программы, нагло «профилонил» поездку по тупиковой ветке. За опоздание мне могли бы предложить «штрафную», но, к счастью, компания у нас была непьющая. Зато, в честь нашего приезда на Сумщину, Григорий торжественно преподнёс нам символический каравай от Лебединского хлебзавода.

Проехав вместе всего один перегон, мы спрыгнули на станции Василия Несвита, Григорий помахал нам на прощание, а дизель укатил в Сумы.

Станционное здание располагалось в стороне от пассажирских платформ.

(фото Sdohnie)

Там красовалась табличка и мемориальная доска в честь бывшего начальника Южной железной дороги, именем которого в 2012 году была названа станция.



В Украине, поди, около 2 десятков «именных» станций. Но какими бы заслуженными не были те люди, чьи имена они носят, я считаю дурной практикой менять устоявшиеся, звучные, исторические названия.

Похоже, мы были единственными пассажирами, вышедшими на этой станции. Нас тут же заприметила дежурная: «А шо вы тут снимаете? Шо за делегация?» Конечно же, мы объяснили ей: путешественники из Днепра, Киева и Харькова. Интересуемся, мол, железной дорогой, много где побывали. А она нам: «Не помню, чтоб к нам хоть раз туристы приезжали...» Специально для нас она открыла помещение вокзала и даже рассказала кое-что про историю станции.



Внутреннее убранство напоминало скорей не зал ожидания, а музей. На полу из блестящего кафеля стояли резные скамейки и цветы в горшках.







Одна из комнат была полностью посвящена Василию Андреевичу Несвиту. Здесь очень трепетно относились к его памяти...

Но нам надо было поторапливаться, ведь ноябрьский день скоротечен, а до Низов путь предстоял не близкий. Вернув дежурной ключ от зала ожидания, мы подошли к ручной стрелке. Именно от неё начиналась тупиковая ветка, по которой мы намеревались пройти.

Вдруг позади раздалось тарахтение тепловоза. Напротив вокзала остановилась сплотка из двух маневровых. Дежурная перевела стрелку, и мы спросили у неё: «Не в Низы ли, случайно, они поедут?». Женщина утвердительно кивнула. «А можно с ними в кабине?» - «То уже у машинистов спросите». Мы с Ксюшей рванули к тепловозам. Вот будет прикол, если получится проехать по ветке, которую собирались пройти пешком!.. Но в этот момент локомотивы тронулись нам навстречу, набрали скорость. Мы не успели добежать каких-то 50 метров. Сплотка свернула на тупиковую ветку и быстро скрылась за поворотом.

Что ж, «тупиково-пешеходный» план остался без изменений. Мы зашагали вслед за тепловозами.



Сразу взяли высокий темп. Виктория поначалу не успевала за нами.

Но потом разогналась. Мы иногда останавливались, чтоб фотографировать виды, а она шла без остановки и догоняла нас.
DSCF5185.JPG
Железная дорога была в неплохом состоянии, с хорошим накатом.



Но при большем приближении всё же проявлялись неровности: путь вдалеке был волнистым.

Кому-то может показаться, что идти по шпалам – это скучно. Но для нас – отнюдь. Железнодорожная атмосфера сама по себе была близка нашим сердцам. А здесь её разбавляли ещё и шутки, дружеские подколы, дискуссии на жизненные темы.





(момент подловила Виктория)

Путь часто поворачивал вправо. От этих грациозных изгибов Ксюша получала эстетическое удовольствие.





А наш рельсо-шпальный «терренкур» всё продолжался. За час мы достигли шестого километра линии.

Влад приморился от ускоренной ходьбы и, вспомнив наше валяние в сугробе возле тупика в Семёновке, прилёг отдохнуть.

Вдоль линии рос спелый шиповник.

И вообще нас окружала живописная природа.







Вдалеке уже виднелся предупредительный светофор станции Низы.

Нечасто нынче встретишь прожекторные светофоры.

Низовский элеватор с каждым шагом становился всё ближе.

А вот и она – входная стрелка.

10 километров остались за нашими спинами. Нас приветствовал солнечно-жёлтый вокзал станции Низы. И знакомый тепловоз около него.

Будто специально дождавшись нашего прихода, он тронулся с места и потащил грузовые вагоны.



Мы приветственно махали машинисту, вчетвером снимали его на фото и видео... Но он не обращал на нас внимания.

Второй тепловоз подталкивал поезд сзади. Вскоре шум смолк, состав укатил на ст. Василия Несвита.

И мы наконец-то смогли без помех запечатлеть старинное станционное здание.





Вдруг из него выскочила дежурная. Она была отнюдь не дружелюбна: «Какого х... вы тут снимаете?!!» Мы её поприветствовали и добродушно ответили – путешествуем, мол. «Чё вы тут забыли! Это не пассажирская станция! – кричала она. – Я сейчас полицию вызову!»

Нам ничего не оставалось, кроме как ретироваться. Насчёт того, что станция не пассажирская, она стопроцентно права. Но когда-то, ещё в 2010 году, в Низы назначили экспериментальный рельсовый автобус. К сожалению, пассажиры такую «щедрость» ЮЖД не оценили. Пассажиропоток был очень мал. И тупиковая ветка Гребенниковка – Низы стала единственной на сумском «кусте», где рельсовый автобус не прижился. Плохо рекламировали его, наверное. Об этом «эксперименте», к сожалению, я узнал уже постфактум – иначе приехал бы, не раздумывая.

Мы шли дальше. «Пешеходка» на этом не заканчивалась. Станционные пути слились в один.

Когда-то это был подъездной путь к сахарному заводу (станция, главным образом, и строилась для его обслуживания). Но предприятие давно уже не действует, а вытяжной путь заканчивается тупиком.

От него остались только заросшие кустами руины.


Увы, продукция сахзавода не нашла рынков сбыта на просторах независимой Украины, а иностранных рынков никто не осваивал. К концу 90-х он потерпел банкротство.

Похожая судьба постигла Тростянецкий и Веринский заводы...

Исторически так сложилось, что Сумщина всегда была «сахарной» землей. Подходящий для выращивания сахарной свеклы климат обусловил строительство перерабатывающих заводов поближе к плодородным полям, а уже вокруг заводов их владельцы создавали инфраструктуру – усадьбы и поселения рабочих, церкви и больницы, школы и железные дороги. Практически всё, что есть на Сумщине исторического, созданного на века и пережившего даже советскую эпоху, – плод таланта, мысли и деловой хватки известных династий сахарозаводчиков. Посёлок Низы – не исключение.













С нежелезнодорожной частью фотоотчёта можете ознакомиться в моём журнале: https://smugastyj.livejournal.com/41956.html


Ноябрь 2018.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment