Mikhail Krivyy (mike_nov) wrote in ru_railway,
Mikhail Krivyy
mike_nov
ru_railway

Categories:

Паранойя шагает по стране

Оригинал взят у mike_nov в Паранойя шагает по стране

Последние несколько лет я много и активно снимаю инфраструктуру и транспорт. В связи с чем постоянно сталкиваюсь с большим количеством неправомерных запретов от очень разных людей. Ни в одной из стран где я снимал не было таких регулярных проблем. У нас же паранойя прививалась десятилетиями и до сих пор на человека с фотоаппаратом смотрят как на шпиона или террориста. Вроде в 90-х и начале 2000-х стало легче, но примерно с 2009 начался новый виток промывания мозгов. Всё идёт к тому, что через пару лет владельцы фотоаппаратов будут получать специальное разрешение. Боюсь представить, каково же у нас профессиональным фотографам снимающим на политические и социальные темы.

Кто теперь только наш покой не бережет.
1. Кто теперь только наш покой не бережет.

Здесь опишу несколько последних случаев и что-то из типовых происшествий. Ну и само собой, фотографии которые мне запрещали делать.


В качестве предисловия.




9 февраля 1902 г. в Челябинске 18 фотографов-любителей подали прошение губернатору об организации фотографического общества с целью «соединёнными силами достигнуть большего совершенства в искусстве светописи». После долгих бюрократических блужданий ходатайство осело в стенах Департамента полиции. Неожиданно 7 мая челябинским фотолюбителям …пришел отказ. Почему же МВД запретило образование фотообщества?

В соответствии с пунктом 2-ым параграфа 1 и параграфа 17 Челябинское фотографическое общество предоставляло каждому своему члену право путешествовать по всей Российской империи для изготовления фото-снимков. Чиновник МВД отмечал, что, так как число членов общества не ограничено и «ничем особенным доступ в члены не обусловлен», то такие перемещения фотографов по стране могут быть крайне опасны для государства. Под предлогом фоторабот ими может осуществляться революционная деятельность, пропаганда и агитация. Очень важно для полиции было и то, что «…фотографы» будут передвигаться по России без ведома властей, лишь в силу заинтересованности своей к «фотографическому» облику». В ряды фотографов могли бы легко пробраться революционные элементы и это грозило бы непредсказуемыми последствиями. Таким образом, департамент полиции в середине мая 1902 г. запретил образование фотографического общества в Челябинске, а в июне тоже самое произошло в Томске.

Борьба за свободу фотографии в начале XX в.



Вне России, за все мои поездки, меня попросили убрать камеру только на лётном поле аэропорта Жирона (Испания) и на станции Сан-Бернардо в Севилье (все та же Испания). Ни в Китае, ни в какой-либо другой стране я проблем не испытал. В большинстве случаев вас не замечают даже прохожие, как будто вас и вовсе нет.

В аэропорту Жироны после этого кадра попросили убрать камеру и удалить фотографии.
2. В аэропорту Жироны после этого кадра попросили убрать камеру и удалить фотографии.

Станция Севилья Сан-Бернардо. Справа от поезда охранник, который попросил больше не снимать.
3. Станция Севилья Сан-Бернардо. Справа от поезда охранник, который попросил больше не снимать.

На дворе XXI век и сделать высокоточную съёмку можно абсолютно не заметно. Для этого не нужно доставать штатив и ставить на него камеру с микрофоном.

Главный очаг паранойи у нас на железной дороге. До сих железнодорожники считают своё хозяйство стратегическим объектом, хотя это уже давно не так. Подливает масла в огонь обилие внутренних постановлений РЖД, которые могут запутать даже подготовленного человека.

Окуловка, Новгородская область

Последний случай общения произошёл совсем недавно, на второй платформе Окуловского вокзала. Женщина, вероятно сотрудник РЖД, вместо того чтобы поздороваться и представится начала кричать о запрете съёмке. К ней сразу же присоединилась сотрудник РЖД-охраны с соседней платформы. Закончилось ничем, покричали и успокоились. Я уже устал с ними спорить. Рассказать о том, что у меня есть разрешение я смог только после того, как всё стихло.


С пассажирской платформы, как с места обслуживания пассажиров для использования в личных целях снимать можно без каких-либо разрешений.

4. С пассажирской платформы, как с места обслуживания пассажиров для использования в личных целях снимать можно без каких-либо разрешений.

Великий Новгород, площадь Победы-Софийская

23 марта небольшой эксцесс произошел во время презентации автобусов Ютун. Автобусы пригнали, чтобы показать губернатору и местным СМИ. Выстроили на центральной площади города и позвали всех на смотрины. И вроде все друг друга знают и никаких проблем быть не может. Но стоило только сфотографировать табличку с VIN-номером и годом выпуска, как подбегает какой-то пиджак и в хамоватой манере просит удалить фотографию. Пытаюсь выяснить в чём проблема. Говорит, что там служебная информация и по VIN-номеру можно смотреть штрафы и т. п. На вопрос, что делать нам, владельцем легковых автомобилей с VIN-номерами на лобовом стекле, ничего толком ответить не смог. Хорошо, что я не рассказал ему про ЕАИСТО (Единая автоматизированная информационная система технического осмотра), где можно посмотреть не только VIN-номер.

В целом фотографировать автобусы ещё то веселье. Водители на вас смотрят как на инопланетянина, неприличные жесты или угрозы явление регулярное. Вот хорошая иллюстрация по этому поводу. Это 90-е, и с тех пор всё стало ещё хуже.

Презентация автобусов на главной площади Великого Новгорода.
5. Презентация автобусов на главной площади Великого Новгорода.

Тут мы сильно контрастируем со всем миром, где большая часть водителей и машинистов делает вид, что вас нет (это мой любимый вариант) или приветствует вас жестами.

Беломорско-Балтийский канал, Повенец, республика Карелия

7 марта снимал объекты Беломорско-Балтийского канал в районе посёлка Повенец в Карелии. Были в Медвежьегорске, решили заскочить, посмотреть на чудо инженерного дела и истории. Нас сразу предупредили, на шлюзах не фотографировать и не останавливаться. Сделали пару кадров на ходу из окна машины. Завидев это охранник из будки практически в свой канал вывалился.

Поехали вдоль по шлюзам. Все за сотни метров обнесены колючей проволокой, ни к одному не подъехать. Узкий и мелководный канал давно потерял своё стратегическое значение и сейчас, по большей части, по нему возят ворованный лес, причём в обе стороны. Зачем все эти меры мне не очень понятно.

Рядом со шлюзом номер 1 расположен Храм Святителя Николая, у которого можно выйти на набережную канала и спокойно фотографировать. Совсем рядом с мужиком, вываливающимся из будки. Кстати, зимой там делать нечего.


Шлюз №2. Фото из окна автомобиля.

6. Шлюз №2. Фото из окна автомобиля. Жители поселка катаются на ватрушках.


Тот же самый шлюз №2. Вид с набережной канала.
7. Тот же самый шлюз №2. Вид с набережной канала.

Вот такими секретным объектами оброс канал.
8. Вот такими секретным объектами оброс канал.

Чудово, Новгородская область

На обратном пути из Санкт-Петербурга заскочил на Чудовский вокзал сделать пару тестовых кадров. Там на станции смонтировали новое освещение и стало возможно снимать в ночное время. Через несколько минут нарисовались сотрудники РЖД-охраны. Спорить с ними не стал. Сказал, что разговаривать буду только с полицией. Линейный отдел там недалеко, по этому полиция не заставила себя долго ждать. Установили личность и отпустили. Можно было, конечно, понарываться с продолжением съёмки, но я уже все снял и порядком уставший отправился домой.


Чудово. Главный ход.
8. Чудово. Главный ход.

Станция Тиккурила, Эспоо, Финляндия

Обратный случай. Снимал на станции Тиккурила в Финляндии. Стоял в самом конце платформы, спрятавшись за выходом из подземного перехода. Никуда не торопился, со штативом и сильно бросаясь в глаза. Через несколько минут появляется полиция и идёт в мою сторону. Доходят ровно до того места, с которого понятно чем я занимаюсь и без единой эмоции на лице разворачиваются и уходят.


Городская электричка Хельсинки.
9. Городская электричка Хельсинки.

Железнодорожный вокзал в Саранске, республика Мордовия

Тогда произошла типичная ситуация. Подошёл сотрудник полиции и попросил не сильно светить камерой во время съёмки, а то получит нагоняй от начальства. В целом сотрудники полиции ведут себя адекватно и понимают весь идиотизм ситуации. Регулярно жалуются, что установки начальства не имеют ничего общего с законом.

Вообще, Саранск в плане съёмки удивил. На человека с фотоаппаратом смотрят как на инопланетянина, особенно если он фотографирует дороги, архитектуру, транспорт, а не себя любимого.


Железнодорожный вокзал Саранска.
10. Железнодорожный вокзал Саранска.

Казанский вокзал, Москва

Есть на Казанском вокзале зал повышенной комфортности. Стоит 200 рублей. Зашёл туда только из-за интерьеров. Достал камеру, тут же подбегает охранник без опознавательных знаков. История стандартная: «Нельзя, ничего не знаю. Все вопросы к начальнику вокзала».

Спорить с ним не стал, так как в подобных местах есть ещё один аспект — приватность отдыхающих. В целом, при съёмке транспорта, стараюсь уважать водителей, машинистов и пилотов. Да, они при исполнении, но это не повод подставлять их или публиковать неудачные фотографии. Если есть возможность, стараюсь водителей спрятать за стойку. Часто фотографии идут в утиль из-за того, что на фотографиях запечатляется нарушение правил или инструкций.


Зал повышенной комфортности Казанского вокзала.
11. Зал повышенной комфортности Казанского вокзала.

Станция Мга, Ленинградская область

Ещё один классический случай советской паранойи. Пристали проходящие мимо женщины. Вероятно, сотрудницы станции в нерабочее время. На предложение вызвать полицию стали куда-то названивать и консультироваться. В итоге никто так и не пришёл.

Это ещё одна напрягающая составляющая. Запрещать съёмку начинают совершенно посторонние люди. При этом в подавляющем большинстве случаев все заканчивается только возмущениями.

Аэропорт Пскова

Забавный случай произошел в аэропорту Пскова при посадке на рейс Псков — Санкт-Петербург. Кто-то, как обычно, проявил инициативу и попытался запретить нам снимать. Представители авиакомпании Псковавиа сразу же взяли ситуацию в свои руки изапрет был отменен. Тогда мы были единственными пассажирами возобновленного после многолетнего перерыва рейса.


Раннее утро в аэропорту Пскова
12. Раннее утро в аэропорту Пскова

Аэропорт Пальма-Де-Мальорка, Испания

В определённый момент я уже стал игнорировать полицию и охрану аэропорта, они постоянно проезжали мимо внимательно рассматривая споттеров. Вопросов никаких не задавали и снимать не мешали.

В этот раз получилось так, что я снялся и сел в машину как раз в тот момент, когда они появились из-за поворота. Я их увидел только после того, как они подошли вплотную к машине. В итоге я попал на допрос с пристрастием и тщательный осмотр машины. Спрашивали откуда я, когда приехал, что делаю, попросили показать фотоаппарат и некоторые фотографии. Внимательно посмотрели содержимое багажника. Перерыли все пакеты. В итоге пожелали счастливого пути и начали уходить.

Но в последний момент один полицейский опомнился (а их было человек 6-7) и попросил показать водительское удостоверение. Качество изготовления водительского удостоверения его не впечатлило, пришлось оправдываться, мол такие у нас криворукие изготовители. Он улыбнулся и сказал, что у них такие же криворукие. На том и расстались.


Споттеры в аэропорту Пальма-де-Мальорка.
13. Споттеры в аэропорту Пальма-де-Мальорка.

Аэропорт Пулково

Это случай называется добро пожаловать в Россию. По прилету в Пулково (еще старый международный терминал) достал камеру и тут же получил удар по шее. Таким образом женщина намекнула, что снимать здесь нельзя.


Airbus A330-243 авиакомпании Emirates у старого международного терминала в Пулково. Теперь это история.
14. Airbus A330-243 авиакомпании Emirates у старого международного терминала в Пулково. Теперь это история.

Ссылки по теме

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →